Вкусно как для укропа борщи

Автор

Глава 3. «Доктор Флойд»

Глава 4. «Ночь в метро»

Глава 5. «Без тебя»

Глава 7. «Валентина»

Длинный коридор. Он был освещен мрачным светом Ивоновых ламп. Это была больница. Резкий запах доводил мой организм до тошноты, от этого мне становилось дурно. Но я терпел, терпел столько, сколько мог.

Слева и справа от меня располагались двери в палаты: на каждой из них написан номер, все, как одна, одного цвета – серого.

Я пытаюсь открыть одну – ничего. Она заперта. На ум приходит мысль – попробовать другую. Результат очевиден – заперто. Задаюсь вопросом – как быть?! Неужели я не выйду отсюда никогда?! Начинаю метаться из одной двери к другой. От одной к другой. Заперто. Чёрт возьми! Не может этого быть!

Я в ловушке. Шансы на спасение резко начинают снижаться, как вдруг…

…вижу связку ключей, что лежат на столе в углу коридора. Подбегаю, хватаю их и ясно понимаю – они не подойдут ни к одной из дверей. Все ключи оказались одинаковыми по размеру. В замок подходил тонкий ключ.

Я обернулся на женский крик, доносившийся из комнаты под номером 306 в самом конце коридора. Он длился несколько секунд, потом всё замолкло.

Я стоял, как в оцепенение. Даже не мог пошевелиться. Приходили самые страшные мысли в голову. Неизвестно что там произошло. Страх. Он поселился внутри меня, сковал каждую клеточку моего тела.

И вдруг, в это самое мгновение, когда не понимаешь, что происходит, открывается эта самая дверь. Её резкий скрип заставляет меня отмереть. Я медленно ложу ключи на стол. Оттуда следует жуткий запах тухлятины. Настолько отвратительный, что мои глаза невольно начинают слезиться. По — началу было непривычно ощущать его, но вскоре я перестал обращать на это внимание.

Не спеша делаю первый шаг, затем ещё один. С каждым разом я всё ближе к открытой двери. Что за ней?! Кто кричал?! Что происходит в той комнате?! Что же это, чёрт возьми, за больница, где слышны крики, где есть боль?! Здесь что – то не в порядке. Куда я попал?!

Я немного приоткрыл дверь. Внутри ничего не было видно, царила кромешная тьма. Внезапно зажегся свет. Резко хлопнувшаяся дверь напугала меня.

«Что же здесь всё – таки творится?!»

Здесь я увидел множество ящиков для хранения документов, пробирок, на длинных столах располагались пустые колбы. И тут, пройдя пару шагов, на полу виднеются темно – красные пятна. Они размазаны повсюду, как краска на листе бумаги. Картина представлялась самой ужасной. Мне не хотелось бы видеть то, о чём думает мое сознание. Но оно сильнее плоти. И оно побеждает.

На полу, покрытым пятнами крови, лежала молодая девушка лет двадцати пяти, с чёрными волосами, одетая в белое одеянье. Она лежала на спине, руки ее были опрокинуты в стороны, ноги согнуты в коленях. Отчасти на конечностях, на шее были видны страшные раны, из которых шла темная жидкость – кровь.

Недолго думая, я принялся обыскивать всё вокруг, чтобы оказать женщине первую помощь. Смотрю в первом шкафчике – ничего. Множество пустых пробирок. Открываю дверцу другого – огромная куча макулатуры. Не отчаиваюсь. Продолжаю поиски.

Заглядываю в третий…и вдруг ощущаю пронизывающий взгляд. Он пронзает мою плоть, мне становится не по себе. Я прекращаю воткаться и застываю на месте. Замедляется дыхание, пульс. Глаза бегают туда – сюда, словно ищут что – то. Голова непроизвольно повернулась. Передо мной стояла женщина; её чёрные волосы свисали вниз, закрывая глаза, руки вытянуты вдоль туловища. Она была неподвижна.

Я делаю первый шаг, это происходит на подсознательном уровне. «Что же я творю – не понимаю. Но возможно ей нужна помощь».

С каждым шагом она всё ближе. Левая рука выступила вперёд. Пытаюсь заговорить:

— Не бойтесь меня. Я не причиню вам вреда. Я всего лишь хочу помочь.

И когда моя рука коснулась её одеяния, она с жутким криком накинулась на меня. И в тот же миг сон оборвался.

Чёрт, ну и приснится же такое! На лице ступил холодный пот. Огляделся по сторонам. Мой дом, спальня, жена спит рядом. Мебель на прежнем месте. Закрываю руками лицо. Слышу нежный голос любимой женщины:

— Дорогой, что случилось?!

— Ничего, милая, — успокоил я её, — Всё в порядке. Просто сон приснился плохой. Не хочу даже говорить о чём он. Стоит ли?! Не думаю, что стоит начинать день с дурных мыслей!

— Ладно, я не в обиде, — и поцеловала меня в плечо. – Хочешь, я сварю кофе и приготовлю завтрак?!

— Конечно, солнце моё. А я пока приму душ.

— Тогда до встречи на кухне.

Женщина поцеловала меня в плечо еще раз и встала с постели. Я наблюдал, как она надевала халат на своё нежное, белоснежное тело. Затем она удалилась.

Я поднялся с кровати, заправил её. Подхожу к шкафу, достаю с полки полотенце и чистое нижнее бельё.

Захожу в душевую кабину, снимаю с себя бельё, включаю душ. Холодная вода мгновенно заставила меня прийти в себя. Это было наслаждением для меня принимать душ по утрам.

Закончив с водными процедурами, я вышел из душевой кабины, взял ножницы и принялся отстригать ногти на руках и ногах. Одновременно насвистывал при этом мелодию из кинофильма, название которого я забыл. Давно смотрел его, помню только некоторые эпизоды.

Когда я закончил с правой ногой, с кухни до моих ушей донёсся крик жены и звук падающей кастрюли на пол.

Обожглась, наверное. Такое часто бывает с ней, когда она пытается приготовить что – то такое, чего я раньше не пробовал. Удивить, так сказать.

Но ответа не последовало. Не услышала, скорее всего. Естественно, я здесь, за несколькими стенами говорю что – то. Попробуй тут услышать!

Я не обиделся на неё за это.

Закончив, возвращаюсь в комнату. Включил телевизор. Шла какая – то передача о еде. «Здорово! Скоро и я съем завтрак. Чувствую себя таким голодным. »

Одеваюсь в полицейскую форму. Не тороплюсь. Насвистываю по – прежнему мелодию из фильма. Чёрт возьми! До чего же хороша! Не торопливым шагом иду на кухню.

— Солнце моё, у нас молоко имеется?! – спрашиваю у своей жены, открывая холодильник. Ответа не последовало. Однако здесь я нашёл бутылку молока. Достал её.

И тут она падает на пол, потому что моя рука выхватила из кобуры пистолет. Он был направлен в то место, где виднелись красные пятна крови. Они были размазаны на кухонной мебели, на полу – везде, где только можно.

В сознании помутнело. Я медленно сделал первый шаг, затем ещё, ещё. Неужели случилась беда!

— Анна! Анна! – Зову жену. Но она не отвечает. Обойдя стол, я увидел её лежащей на полу. Она потеряла сознание. А над ней находился человек, который поедал её левую руку. Направив на него оружие, я скомандовал:

— А ну отойди от неё, грязный ублюдок!

Человек, повернув голову в мою сторону, издал нечеловеческие звуки, откинул руку от себя и кинулся на меня. И в то же время раздался выстрел. Пуля попала подонку прямо в голову и тот пал мёртвым на пол.

Подбегаю к жене. Пытаюсь привезти её в чувство. Никакой реакции. Осматриваю тело, нахожу пробитый череп. Быстро набираю номер знакомого врача. Жду. Гудки. Попытка повторилась. Без ответа. Беру женщину на руки и бегу к машине. Ложу её на заднее сиденье. Закрываю дверь и слышу позади себя женские крики. Где – то в стороне машина врезается в столб, разбивается стекло, слышны сигналы о помощи. Люди в панике пытаются спастись от других людей. Они странно ведут себя: пьяная походка, лицо и одежда в пятнах крови, за место слов они издают звуки, похожие на стоны. Они гнались за живыми людьми, а кого ловили — начинали есть. Это было похоже на охоту. Жуткое зрелище. Я завёл машину и направился по шоссе в больницу.

Отойдя от шока, осматриваю себя. Весь испачкан кровью. Ничего страшного, отмоется. Сейчас следует думать не о том, что у меня с одеждой, а как быстро я смогу добраться до больницы, где женщине окажут помощь. Не спеша прихожу в адекватное состояние, следует понять сложившуюся ситуацию. Осматриваюсь по сторонам. Вижу большие клубы дыма, бегущих людей. Проезжая мимо магазинчика одного моего знакомого вижу, как мародёры разбивают витрину и залезают внутрь. Местами на зелёных газонах лежали трупы людей. Что же всё – таки случилось?! Кто эти люди, которые едят других, а не убивают?!

Я попытался поймать радиоволну. Но станции молчали, слышалось только «шипение» через динамики.

Подъезжаю к больнице. Стояла мёртвая тишина. Только несколько машин красовались на стоянке.

Открываю заднюю дверь, беру жену на руки и иду к главному входу. Сделав шаг, я попадаю в ад, где на меня волной обрушился шквал эмоций, речей пациентов и врачей, разрывающиеся телефонные звонки и множество других подобных звуков. Даже стало как – то не по себе.

Люди поступали каждую минуту с самыми тяжёлыми травмами: у одних были покусаны конечности, кто – то стонал от жуткой боли в туловище от торчащих наружу костей или обломков стекла и стали, у других – серьёзные раны на шее.

Я пробиваюсь сквозь шум и крики толпы, загородившую проход в приёмную, подобно многотонному ледоколу. Ели прорвались. Спрашиваю у молодой девушки лет 25:

— Скажите, где мне найти мистера Флойда?!

Ответ был незамедлительным и быстрым:

Я ринулся к главной лестнице, ведущей на второй этаж. На пути встречались бегущие куда – то, пациентов, лежащих на кушетках, прямо на лестничном пролёте.

Добравшись до второго этажа, вижу ту же картину. Стоны, эти жуткие стоны остались в моей памяти. Никогда таково не видел! Пытаюсь спросить, что же всё – таки произошло. Но никто ничего не знает, все в замешательстве. Факт неизвестен.

Вот он, кабинет под номером 214. Слава Богу, нашёл. Мне никто не помог, держа жену на руках, я открываю дверь и попадаю в операционную. Флойд и несколько его подчиненных проводили операцию. Яркий свет освещал их тела, переодетые в белые халаты.

— Друг, — закричал я во всё горло, — помоги мне!

Все обернулись. Ко мне подбежала молоденькая медсестра и попросила меня выйти, закрыв за собой дверь. Она сказала:

— Не кричите, вы находитесь в больнице! Доктор Флойд не сможет вас принять – идёт…

И в это самое время её речь оборвалась, потому что на левое плечо женщины опустилась тяжёлая чёрная рука. Она обернулась. Грубый голос произнёс следующее:

— Окажите этому достопочтимому джентльмену медицинскую помощь и делайте всё, что он вам скажет. Операция закончится через 5 минут. Затем я займусь этой женщиной. Подготовьте операционную.

— Никаких больше слов. Я – доктор. Луиза, кто я?!

— А задача доктора заключается в том, чтобы помогать больным людям. Все выйдут отсюда живыми и здоровыми, за это я вам ручаюсь.

— Да, доктор. Я поняла.

— Позови кого-нибудь из персонала, и займитесь пациентом.

Доктор без промедления вернулся в операционную, а молодая медсестра со скоростью пули привела ко мне нескольких врачей, которые положили женщину на носилки.

Я сидел напротив палаты, куда положили мою жену. Медсестра спросила у меня, подойдя спустя 15 минут:

— Хотите, я принесу вам чего-нибудь?!

— Если можно – кофе, пожалуйста.

Выпив горячий напиток, я успокоился. Прихожу в себя. Смотрю на часы – скоро полдень. Как же быстро пролетело с того…

Нет, не хочу вспоминать тот момент, когда всё случилось. Но нет, мой разум вновь возвращается туда. Зачем я вспомнил! Руки сильнее сжали пустую чашку.

В это время дверь в палату открылась, и из неё ко мне вышел доктор Флойд. Незамедлительно я поднялся и пошёл навстречу.

— Доктор, что с ней?!

В его глазах я увидел тревогу. Он сказал:

— Всё не так плохо, как казалось бы. Но у неё сильное заражение крови. Если руку не ампутировать – смерть придёт неминуемо. Спасло её то, что ты привёз женщину вовремя. Ей оставались считанные минуты…

-Скажи, Флойд, ты в курсе событий, которые происходят в городе?!

— Скажу лишь то, что слышал. Но могу тебя уверить – это только слухи. Говорят, что глубоко под землёй, в «ветке» закрытого метро складывали биологические, химические и радиационные отходы на протяжении нескольких лет. Эта информация просочилась в прессу пару дней назад. Это мне поведал раненный журналист, которого привезли вчера. Пуля задела правую руку и паховую область, жить будет! Это поправимо, у меня не умирают. А от того, что я слышал, долго не живут.

Оказывается, что военные, выгружая отходы, не позаботились о том, чтобы содержимое находилось в хорошей упаковке. В результате смешения компонентов произошёл взрыв.

Грязь попала в воду и в воздух. Если как следует нахлебаться, то смерть не заставит долго ждать. Возможно, он не всё поведал мне. Я лишь рассказал то, что знаю. Постарайся выяснить причину, а я тем временем займусь твоей женой.

— спасибо тебе, Флойд, за информацию. Как только что узнаю – сразу сообщу. Будь на связи!

Я поспешил к выходу.

Еду в полицейский участок. От больницы он находился в нескольких минутах езды. На улицах никого. Но на это я не обращаю внимания, хотя и гляжу по сторонам. Вот он, за поворотом. Ставлю машину на стоянку, бегу внутрь. Надеюсь, что всё в порядке.

Ой, я даже и не вспомню, когда это было. Нет, и не спрашивайте больше! Прошу вас, не надо. Всё равно не вспомню. Столько лет прошло…

Помню только, что зимой это было, под конец марта. Мне, конечно, не доводилось быть спасителем.

Таяло в тот месяц очень быстро. Я шёл мимо старой реки. Через неё раскинулся мост. Переходя на противоположенную сторону, мне предстала такая картина-на тонком льду лежало неподвижное тело.

«Да, удачно день начался. Только этого не хватало!» И как назло я забыл мобильный телефон, помощи неоткуда вызвать, по близости нет населённых пунктов. Это пригород, и днём здесь почти никого. И машины редки. Глотку надрывать не очень-то хотелось.

Не мешкая, начинаю обдумывать план действий. Спустившись к берегу, снимаю с себя верхнюю одежду и ложу на белый снег. Тело лежит на середине реки, и добраться до него будет сложно. Делаю первый шаг, затем ещё, следующий. Вокруг стоит тишина, и только жуткий треск раздаётся под ногами. С каждым разом он всё сильнее.

Вот я на середине реки. Несколько метров осталось до тела. На мгновенье воцарилась спокойствие. Дотянувшись до тела, начинаю тащить его на себя. Тяжёлый, сукин сын! Придётся попотеть.

Напрягаюсь изо всех сил, а лёд-то трещит под ногами! Говорю вслух:

— Угораздило тебя, чёрт возьми! Откуда вы такие берётесь?!

Ели доволок его до берега. Осматриваю тело – сильно отмороженно лицо, руки и ноги, вроде, в порядке. Слушаю пульс – есть, но слабоватый. Дыхание учащённое. Уже хорошо, живой. А дальше, как говорится, дело техники; закидываю тело на плечо и ухожу прочь от этого места.

Придя в очередной раз проведать спасённого, вижу, что он жив-здоров, говорит и смеётся. Это самое главное. Я принёс ему свежих фруктов и овощей, пакет молока.

Мы, наконец-таки, поговорили с ним. Он, перед началом своего разговора, поблагодарил меня за своё спасение. Его чёрная рука пожала мою руку, затем он добавил, что он мой должник. После последовал следующий рассказ:

-несколько месяцев назад сгорел мой дом. Выбежал, как говорится, в чём было, ладно хоть документы успел взять. А к кому идти, некуда! Вот с того момента и живу у себя на работе – я ведь по профессии врач, специальность – хирург.

И как-то познакомился с одним пациентом, разговорились. Сказал, что водителем работает у одного бизнесмена.

Узнав, что произошло, предложил обмолвиться словом с шефом, авось поможет. И помог, на редкость. Я когда с ним встретился, то сразу сказал — извините, деньги очень большие, как отдавать, ведь зарплата у нас небольшая. А тот успокоил – со временем, говорит, отдашь.

Откуда же я знал, как у этого типа время измеряется. Поначалу всё было нормально, а потом пошло – поехало. Выяснили, где я работаю. Чуть ли не каждый день на работу приходили, угрожали даже. Ну и получил я своё. Шёл по улице в магазин, а позади кто-то по голове ударил. Даже не знаю что с моим домом – может, спалили давным-давно?! Даже не знаю что делать!

— Если требуется помощь – то обращайся ко мне. Я полицейский.

— Тогда я вдвойне твой должник.

Мы вновь пожали друг другу руки.

С этим делом я помог Флойду. Организовали видеосъёмку, записывали все разговоры, делали фотографии. И спустя некоторое время, когда прозвучала угроза в адрес доктора и к нему пришла пара накаченных ребят и избили, было решено предъявить санкцию на арест. Бизнесмену были предъявлены обвинения в вымогательстве, его помощникам – побои. Вот так беда свела нас вместе.

Поначалу я не обращал на неё внимания. Нас представил Флойд.

— Джон, позволь представить тебе – Валентина. Валентина – это Джон.

Мы пожали друг другу руки.

— Я, пожалуй, оставлю вас и развлеку гостей. Поговорите…

И с того дня началось наше общение. Не стану вам описывать цвет её глаз,, волос, великолепную фигуру и нежную кожу. Это было бы примитивным. Кому какая разница как ты опишешь женщину. Главное, что она есть, и вы её любите.

Скажу лишь, что она работает фотографом в одном из ведущих журналов города. Она показывала свои работы мне, я оценил их по достоинству. Неоднократно ходил на её фотовыставки. А иногда и в театр ходили, в кафе. И, как говорится, пошло поехало, до тех пор, пока не расцвёл наш первый поцелуй. Затем мы поженились. И всё шло прекрасно до той поры, пока…

…не пришёл этот день.

В участке стояла кромешная тишина. Всё находилось на своём месте: компьютеры, мебель, папки с делами. А людей нет. Куда они могли деваться? Вот чёрт!

Вдруг со всех сторон на меня было направлено оружие. Полицейские повыскакивали из засады, как кроты из нор.

Я тоже схватил свой пистолет.

— Чёрт, я чуть было не снёс твою голову, Джон, — сказал опускавший вниз оружие капитан Вернер. В остальных я узнал своих коллег. Слава богу, живы!

— Я уже хотел снести тебе голову. Думал, что ты одна из этих тварей.

— Хорошо, что не поубивали друг друга!

Все вздохнули с облегчением. Я подошёл к Вернеру.

— Есть какие-нибудь новости?!

И я поведал ему рассказ, пересказанный доктором Флойдом. Его выражение поменялось несколько раз. Затем он спросил:

— Так не годится. Это нужно проверить. Значит так! – скомандовал капитан. – Слушай сюда!

Вернер приказал мне возглавить группу в количестве 5 человек и отправиться в метро. Остальным приказано искать оставшихся в живых людей и везти их в спасательный пункт на Уилл-стрит.

В конце он добавил:

— Да поможет нам Бог! Вперёд, за дело!

С этой минуты судьба была в наших руках. Каждый взял необходимое количество патронов. Мы не знаем, что нам предстоит. Но мы знаем, что впереди нас ждёт опасность.

Наша группа спустилась вниз по лестнице в метро. Свет от ламп часто мигал, где-то, по-видимому, была повреждена проводка. Доходим до эскалатора. По дороге встречались трупы людей. Проверив некоторых, я убедился, что они мертвы от пуль. В них кто-то стрелял. Это не военные, гражданские лица: женщины, мужчины, и даже дети! Картина была ужасной. Никогда таково не видел! Прямо кровь стынет в жилах!

— Господи Боже, — произнёс первый полицейский. – Их судьба не должна была закончиться на этом месте, вот так. Я много поведал за свою жизнь, но таково! Жизнь порой не справедлива.

— Отставить разговоры, рядовой. Бог позаботится об их душах. Судьба закончилась здесь, а мы всё ещё живы. И я буду рад, если мои руки вытащат из этого ада с десяток жизней. И слушайте все! Никакой паники, и никаких разговоров на подобную тему. Ещё неизвестно с чем мы столкнёмся там, а уже разговоры пошли. Возможно, это не самое страшное. Итак, господа. Мы спускаемся в ад. Удачи всем нам.

Мы прошли последний лестничный пролет, и вышли на платформу. Стояла зловещая тишина, холодный ветер гудел и пел в огромном туннеле. Пахло свежестью и сыростью. По телу пробежала дрожь. Кроме нас больше никого не обнаружено. Люди как будто испарились. Основная работа ещё впереди.

Итак, мы спустились в преисподнею. А если быть точнее – в длинный, холодный туннель. Железная дорога уходила вглубь мрака. Что там? Что ждёт нас там? Свет фонаря на оружие немного успокаивал, давал хоть какую-то надежду. Вокруг толстая стена, скверный и противный запах с каждым метром усиливался. Что же это всё-таки могло быть?! Но что же это?! Я увидел свет, свет в конце туннеля. Значит – это очередная станция этого длинного метро.

Но путь нам перегородил перевёрнутый вагон. Пришлось пройти внутрь. В нём, к счастью, не оказалось мёртвых женщин, стариков. На площадке тоже никого не оказалось. Судя посему, где-то там должен быть поезд. Что-то произошло, вагон был отсоединён от общего состава.

— Нужно двигаться дальше. Нельзя терять ни минуты. Выдвигаемся!

Вдруг я услышал стоны, крики людей. Бойцы взвели курок на оружие.

— всем быть наготове! – скомандовал я. С каждым шагом шум усиливался. Неужели это те самые люди, о которых я думаю?! Нет, не хочу верить в это. Пусть лучше это будут раненные, пострадавшие, но только не эти ходячие мертвецы.

Мои опасения оказались неправдоподобными. Мы увидели раскуроченные вагоны поезда. Внутри, когда бойцы осмотрели первый вагон, были люди. Не всем удалось спастись. Я увидел молодых людей, плачущую девочку лет шести, двух женщин и мужчину. У него сломана нога, он стонал от жуткой боли. Никто не понимал, что происходит. Когда мы показались им на глаза, поднялся шум, крики. Видимо, они решили, что это те самые, мёртвые.

— Прошу вас, не волнуйтесь, — произнёс я довольно громко. – всё в порядке. Пожалуйста, успокойтесь! Мы пришли, чтобы помочь вам.

Воцарилась тишина. Все успокоились и молча смотрели на нас.

Я скомандовал осмотреть людей. Взяв с собой одного бойца, я решил проверить остальные вагоны. Вдруг ещё кому-нибудь удалось выжить?!

В первых двух вагонах не было света. Живых тоже. Только трупы.

Заходим в третий. Свет от ламп мигал, от оголённого провода была искра. В оконных проёмах не хватало стекла. Можно представить, что здесь творилось. И даже в таких авариях люди выживают. Бог хранит…

Под ногами хрустели разбитые осколки. Несколько неподвижных тел лежало на холодном полу, усыпанными стеклом. Мы решили идти дальше, но двери были деформированы. Проход закрыт.

Подойдя чуть ближе, мы взвели курок. Одно из тел неожиданно подало движение. Затем оно поднялось, огляделось по сторонам. И, увидев нас, кинулось, издавая жуткий рык. Раздался выстрел. Тело упало на железный пол головой вниз, прямо на осколки. Показалось, что всё позади. Однако стоило нам опустить оружие, как из пустоты раздались голоса. Чёрт возьми, это они! Не хочу в это верить, не хочу, и всё!

— Командир, нужно идти.

Я стоял, как вкопанный и не мог пошевелиться. Отмер только тогда, когда рука бойца коснулась моего плеча.

— Беги к остальным и предупреди их. А я постараюсь задержать их настолько, насколько смогу. Выполняй, и не задавай вопросов.

Молодой человек поспешил уйти.

Я меняю магазин в оружие и достаю гранату. Шум и стоны с каждой секундой становились всё громче. Наконец я увидел их обезображенные лица, глаза выдавали чувство голода. Их становилось всё больше и больше, некоторые лезли внутрь через окно.

Отступая назад к двери, я выдёргиваю чеку и бросаю гранату. Прогремел мощный взрыв. Люди перепугались.

— Что это?! Что произошло?!

— Уходим. Быстро!! – громко произнёс я, войдя внутрь.

Бойцы помогли раненным, остальные поспешили удалиться.

Мы шли достаточно скоро. Позади слышны рыки этих злобных тварей.

Дойдя до ближайшей станции, я принял решение отправить людей вперёд, к выходу, а самому с двумя бойцами остаться и отстреливаться. Однако спустя пару секунд меня окликнул кто-то и сказал:

— Командир, здесь решётка. Мы не можем пройти. Как быть?!

— Да, и ещё толстая цепь.

— Чёрт возьми! – произнёс один из молодых людей. – Как же мы сможем выбраться отсюда!

Он ударил по решётке ногой и вцепился в неё руками, расшатывая из стороны в сторону.

— Прекрати! – сказала девушка. – Так ты ничего не сделаешь. Мы все в опасности.

— так, спокойно! Прекратить истерику!

Ходячие мертвецы падали наземь замертво. Мы оказались в ловушке. Гильзы от пуль падали на бетонный пол, словно капли дождя.

Долго нам не протянуть. Патроны почти на исходе. Мёртвых становится всё больше и больше. Казалось, что конец неизбежен, смерть настигла нас.

Вдруг раздались выстрелы. Один из бойцов начал стрелять по решётке: стальные оковы и замок разлетелись в стороны. Проход открыт. Все поспешили туда. Закрыв решётку, и ,обмотав её остатками цепи, я оставил пару гранат. Раздался мощный взрыв, тяжёлый камнепад обрушился на них, закрыв тем самым проход. Надолго ли?! Неизвестно. Но за этот короткий промежуток времени я должен буду помочь выбраться людям. Спасти чью-то жизнь – на вес золота! Это намного дороже куска металла или драгоценного минерала. Это жизнь, а не материя.

Смотрю на часы – утро, четвёртый час. Чёрт возьми, как быстро летит время! Последние метры пройдены, мы оказались на улице. Свежий воздух пронзил меня своей свежестью, улицу освещал яркий свет ночных фонарей, мокрый асфальт блестел от капелек росы.

На мгновенье мне даже показалось, что это операция по освобождению людей, что нет никаких оживших мертвецов – это всего лишь жуткий кошмар. Мне хотелось забыться. Я даже забыл, что с моей женой! Как она?! Всё ли в порядке?! Как её здоровье?! А доктор, доктор Флойд! Сдержал ли он своё обещание?! Помог ли ей избежать несчастной участи?! Нет, сразу столько мыслей. И как только я посмел сомневаться в этом святом человеке. Да, именно святой. Если он сказал – то обязательно сделает. Все, кто проходил через его руки, оставался жив.

Во истину святой человек!

Ничего, рассветёт, позвоню ему, спрошу, приеду и обниму свою жену. Дай бог ему здоровье!

Мои раздумья прервал звук подъехавшего автобуса. Один из бойцов обнаружил транспорт на стоянке, в нескольких метрах от нас.

— Живо все в автобус! – скомандовал я сурово.

Мы, разместившись на мягких кожаных сидениях транспорта, поспешили уехать прочь.

В глазах выживших чувствовалась усталость и спокойствие. Кто-то смотрел в окно на проплывающие мимо дома, фонарные столбы, брошенные машины, на рассвет. Возможно, кто-то из них задумался о чём-либо. Я не знаю, только слежу за дорогой и жду. А чего жду?! Хорошей погоды или же очередного нападения?! Нет, не хочу. Не хочу даже думать обо всём. Так можно голову потерять!

Скорее бы добраться до места, без каких-либо последствий.

Мы уже ехали около 30 минут; перебрались по мосту и проехали 7 кварталов. Кругом пусто, никого из случайных прохожих. Только грозный рёв автобуса нарушал царивший здесь покой.

За поворотом я увидел спасательный пункт. Нас встретили военные. Они тщательно обыскали людей на явные признаки заражения, и только потом позволили нам проехать.

«Слава богу, — думал я, — что эти люди в безопасности. Теперь их жизням ничто не угрожает. Я рад, что удалось спасти этих людей».

Над городом медленно возвышалось Солнце, его лучи проникали в каждый дом, в каждое окно, освещали каждый миллиметр. Просыпались птицы, животные, растения. Всё кругом оживало после сна.

Здесь я пробыл более 2 часов. За это время ничего существенного не произошло, за исключением того, что привезли выживших людей. Кто-то был серьёзно ранен, кому-то требовалась психологическая помощь.

Мне хотелось ужасно спать. Всю ночь на ногах, страшно болела голова, глаза закрывались сами собой.

С большим удовольствием прилёг бы хоть на полчаса на мягкую постель. Но не могу. Заставляю себя не закрывать глаза.

И вдруг слышу разговор одного человека, который сообщил, что, направляясь в тот же госпиталь, где лежала моя жена, был атакован мертвецами.

Эта новость заставила меня позабыть о сне. Подойдя к нему, я спросил:

— Это точно?! Информация достоверна?!

— Да, сэр. Это действительно так. Меня привезли на карете скорой помощи, а там уже были они, пожирали других. Какая же мерзкая картина! Столько крови…

Но дальше его я уже не слушал, потому что устремился прямиком к автобусу. Завожу машину и покидаю спасательный пункт. Бойцы заметили это, но сесть так и не успели. Они стояли неподалёку и, наверняка, слышали этот разговор.

Я мчался, как говорится, на всех парусах.

Когда мучают головные боли, то думать даже не хочется. Все мысли только об одном – впасть в глубокий сон. Но я не спал, давил изо всех сил на педаль газа. Мотор ревел.

На крутом повороте (а я летел с бешеной скоростью) автобус столкнулся с легковым автомобилем. Удар был такой силы, что машину откинуло на несколько метров, а автобус перевернулся пару раз.

Я получил значительные ушибы и ссадины, осколками стекла расцарапано лицо и руки.

В голове всё поплыло. На мгновенье я выбился из реальности. Когда сознание вновь вернулось, я попытался встать на ноги.

Но у меня этого не получилось. Небольшой кусок железа застрял в правой ноге. Пытаюсь вытащить его – не выходит. Металл засел глубоко в плоти и не поддавался.

После очередной попытки я понимаю, что эта затея бесполезна. Тогда решаюсь на крайние меры – выдрать его из себя.

С ужасными криками боли мне это удаётся. Кровь хлыщет из раны. Нахожу рядом с собой рваную старую тряпку, скручиваю её и перевязываю ногу чуть выше раны. Кровотечение замедляется, боль значительно притупляется. Нервы на пределе. Кое-как поднимаюсь с пола, покрытого осколками стекла. Аккуратно выбираюсь из раскуроченного автобуса. Порезал руки, но это ничего. Главное, что сам живой остался.

Достаю из кобуры оружие, оглядываюсь по сторонам. Никого, абсолютная тишина. Это пугало меня. Я хорошо знаю эту улицу. Знал людей, что проживали в этих домах, их славных ребятишек.

Ближе к вечеру пустые скамьи наполнялись звуками весёлых компаний, влюблённых парочек, пожилых и молодых семей с их детьми. Эти люди радовались жизни, вечернему небу и появляющимся звёздам. Какое же это было славное время. Часто и я со своей женой любили посидеть в такой дружеской обстановке. В воздухе веяли запахи цветов и сладких женских духов, которые пьянили мой разум. Смех, радость и веселье – что ещё нужно молодым людям?!

Но это счастливое время прошло. Я бы хотел вернуть его на час, другой, чтобы…

В общем, просто вернуть. Но я не в силах сделать невозможное возможным. Я всего лишь полицейский, который следит за порядком в городе. И этим я доволен.

Но сейчас меня беспокоила ни рана на моей ноге, ни эти приятные воспоминания, а то, где находится моя жена. Что с ней?! В порядке ли она?! Как мне хотелось прижать к себе и подарить нежный поцелуй. Но её нет рядом, и, потом, где она я тоже не имею малейшего представления. Достаю из кармана мобильный телефон, набираю номер доктора Флойда. Пошли гудки. Ожидание, казалось, длилось вечность. Но никто так и не взял трубку. Эта попытка вновь повторилась, но звонок остался без ответа.

От места моего нахождения до госпиталя 3 квартала. Прихрамывая, я отправляюсь туда пешим ходом.

Я люблю тишину, спокойствие. Но не когда она достигает таких масштабов! Боль. Эта чёртова боль медленно убивает моё тело. Оно не выдерживает, но из последних сил пытается бороться с недугом. Валентина. Где ты, с кем ты? Что с тобой произошло? В голове одна мысль – о тебе.

Время идёт; Солнце с каждой минутой всё выше над головой, асфальт начинает плавиться и выпускать в воздух клубы пара. Пекло усиливалось. А я ещё в форме. Капли пота застилали глаза, кожа становилась влажной, липкой, неприятной во всех отношениях, одежда пропиталась им, неприятный запах доходил до моего носа.

Я даже не заметил, как притупилась боль. Хотя неприятное ощущение осталось.

За поворотом я увидел знакомый госпиталь. Солнце. Это чёртово Солнце убивало меня. Хоть бы одно дуновение ветра, дождя с неба! Нет, этого нет. Сегодня оно без единого облака, асфальт плавится прямо на глазах.

Вдруг по коже пробежала дрожь, тело неожиданно стало замерзать. Вот он, вход в госпиталь. Дверь открыта, вокруг никого.

Подойдя к порогу, я обернулся на шум автомобиля. Он остановился в нескольких метрах от меня. Двери распахнулись, и из салона вышли мои бойцы.

— Чёрт возьми! Вы откуда взяли?!

Один из них сказал:

— Мы не могли оставить тебя одного, капитан. Мы ведь – команда!

Тишина. Ни живой души. Запахи дурманят сознание, пусть ты пытаешься держать себя. В голове часто всплывает мысль – где она?! Где эта женщина, что я люблю?! Где та единственная, без которой мне не хватает воздуха?!

Мне хотелось бы верить, что то, что я вижу всего лишь сон. Жуткий кошмар, и когда я проснусь, этого не будет. Всё растворится, уйдёт в небытие и забудется. Но видимость обманчива. Реальность говорит об обратном.

Мне приходится видеть то, от чего по телу бегут мурашки, кровь стынет в жилах.

Кругом лежали мертвецы в белых халатах. Одни были сильно покусаны, на других отсутствовали раны. Видимо, их давила бегущая толпа. Жуткая картина! И среди них я боялся найти свою жену. Очень боялся.

И вдруг, в тот самый момент, когда стоит тишина, мы услышали вошканье за одной из дверей. Оружие наготове, указательный палец автоматически на спусковом крючке. Адреналин только усилил мой страх.

Жестом я показал бойцу приготовиться взломать дверь. Он, подойдя к двери, приготовился. Я махнул головой, нога сделала движение в сторону.

Раздались женские крики.

— Отставить! – закричал я.

Бойцы по моей команде убрали оружие в сторону. В комнате находились врачи. Они были напуганы неожиданным появлением полицейских. Поняв, что мы не живые мертвецы, крики сразу затихли!

— Чёрт возьми! – сказал один из толпы. – Мы думали, что это они. Думал всё, вот она смерть пришла за нами. Слава Богу, что это оказалось не так. Они ворвались неожиданно, мы не были готовы. Все метались из стороны в сторону. Начался настоящий хаос. Вы просто не представляете, через что пришлось нам пройти!

— Где доктор Флойд?! – спросил я у этого врача.

— Не знаю. Я не видел его.

— Он был в операционной, — продолжила речь медсестра, с которой у меня состоялся недавний разговор по приезду в госпиталь. – Когда началась паника, он вместе с девушкой бежал в сторону выхода. Там, в это время, находился военный патруль. Часть персонала эвакуировали, часть осталась здесь. Я надеюсь, что за нами прибудет помощь, ведь так?!

На этот вопрос я не дал ей окончательного ответа. Отвернувшись, отхожу в сторону и в отчаяние пинаю маленький шкаф.

Затем последовал приказ:

— Двое остаются здесь. Вызывают по рации помощь и по прибытию сообщают мне. В случае нападения вы знаете, что делать. Остальные, за мной! Возвращаемся обратно.

На сердце стало легче. Стресс спал. Скоро я увижу любимую женщину. Она жива. Доктор Флойд спас её жизнь. Ему удалось, он сумел. Я ни на минуту не сомневался в его таланте. Видимо, мы разминулись по пути. Тот человек, от которого я услышал шокирующую новость, был, по-видимому, одним врачом. А я, как дурак, сломя голову, понёсся обратно в госпиталь. Неприятно, даже глупо. Следовало всё узнать, иначе я не потерял бы столько времени.

Ладно, оставим. Что было – то было. Надо забыть прошлое и сильнее давить на педаль газа. Осталось совсем чуть-чуть. И я увижу её вновь, крепко обниму и нежно поцелую. А потом поблагодарю доктора за спасение той единственной, без которой моя жизнь была бы скучна и неинтересна.

Я рад, что с ними ничего не произошло. И чудесно, что мы спасли несколько невинных жизней. Как говорится, всё, что ни делай – всё к лучшему.

Мы ехали по кротчайшему пути города, объезжая брошенные автомобили, опустелые дома. Всё казалось таким новым и одновременно пугающим. Почему так, ведь это же мой город, в нём я живу и работаю?!

У каждого есть семья, работа, любимое занятие, женщина.

Сейчас картина той оживлённости, что царила когда-то здесь, испарилась, как вода под жарким июльским Солнцем. Раз и навсегда. Исчезла та живость, то движение. Я не вижу на улице знакомых мне людей, друзей.

Я еду в автобусе, из окна которого наблюдаю ту же картину, что есть сейчас.

Свернув налево, машина резко затормозила. Дальше пути нет, так как дорогу перегородили другие, раскоряченные и сгоревшие, машины.

Мотор замолчал, настала тишина. Двери открылись. Мы вышли из салона.

— Чёрт! Только этого не хватало! – кричал я в бешенстве. – Всё, как назло.

— Сэр, возможно, есть другой путь?! – сказал один из полицейских. – Поедем, не стоит терять ни минуты!

Моё дыхание участилось, брови свелись вместе. Я смотрел из стороны в сторону, пытаясь что-то найти.

— Сэр, — вновь произнёс он, дожидаясь моего ответа.

Я по-прежнему молчал.

Подняв голову к небу, я увидел, как скапливаются на небе тёмные тучи, яркий свет Солнце начал постепенно угасать. Буквально за считанные секунды воцарились сумерки.

Из-за высокого многоэтажного дома, стоящего по левую сторону, в воздух поднялись птицы. Они поднялись высоко над землёй. Их крики хорошо разносились в округе. Мы подняли голову вверх и наблюдали эту божественную картину. Во истину красивое зрелище! Мы слышали их крики.

— Чудо природы, — произнёс другой полицейский. – Единственные животные, способные выжить в нашем мире. А мы нет. Мы даже не можем справиться с тем, что…

В это время я поднял руку, растопырив пальцы. Этим знаком я сказал ему: «Замолчи».

И вновь наступила эта тишина.

— Тихо, — настойчиво произнёс я. – Вы слышали?!

— голоса. Я слышал голоса.

— Вы правы, капитан. Я тоже что-то слышу.

Эти странные голоса всё сильнее превращались в шум. Успев обернуться, я увидел бегущих мертвецов. И женщины, и мужчины, и подростки. Все были обезображены, испачканы кровью. Раздались выстрелы после команды: «Огонь!»

Гильзы падали на ещё раскалённый асфальт, который понемногу начинал остывать. Адреналин резко поднялся вверх.

Я приказал бежать внутрь здания. Прикрывая бойцов, я обернулся, потому что один из них сильно отстал.

— Быстрее! Быстрее!! – кричал я ему.

Услышав, он обернулся и побежал. Но по пути оступился и упал, вывихнув колено. Превозмогая боль, он прокричал:

— Беги, капитан! Спасайся!

Отстреливаясь, я забежал внутрь здания. Бойцы закрыли дверь. Мертвецы, приблизившись к ним, пытались проломить их, бьющихся кто головой, кто руками о толстое стекло. Они пачкали его тёмной кровью, с каждой секундой двери становились ещё грязнее.

За ними же раздавались выстрелы, доносились крики и стоны. Как он там?! Неужели эти мерзкие твари разрывают его на мелкие кусочки?! Здание имело три этажа, поэтому я отдал приказ закрыть вторые двери и подняться на крышу. Это был торговый центр. На первом этаже расположились лавки с продуктами питания и напитками. Второй этаж был отдан под технику и мебель, третий – под одежду и оружие.

Минуя лестничный пролёт, мы взломали дверь и оказались на крыше здания. Посмотрев вниз, я увидел, что мертвецы пытаются прорваться в салон автобуса. Бойцу каким-то способом удалось забаррикадироваться внутри машины. Он не вёл огонь по одной причине – слишком большие окна. Человек любого телосложения смог бы беспрепятственно проникнуть внутрь.

Это я понял по гудкам, который издавал боец. Этим он показал, что жив и находился в опасности. Мертвецы раскачивали автобус из стороны в сторону, пытаясь добраться до свежей плоти.

Также я заметил, что другая группа проделала себе вход внутрь здания. Но там стоят ещё одни двери. Это должно задержать их на несколько минут. Связываюсь с бойцом по рации:

— капитан! Мне, чувствую, долго не протянуть. Спасайтесь, уходите! Они рано или поздно доберутся до вас.

— держись, Том, мы тебя вытащим.

Я приказал двум бойцам охранять вход.

— Если они прорвутся, взорвите их к чёртовой матери! Но не дайте им насладиться пиршеством. Остальные идут за покупками нового оружия. Выполнять!

Некогда было выбирать то, что тебе по душе. Поэтому мы выбирали оружие мощное, плюс ко всему побольше боеприпасов. Я взял снайперскую винтовку, кто-то либо автомат, либо пистолет. Заняв позиции на крыше, я отдал приказ везти огонь. Раздались оглушительные выстрелы. Мертвецы падали один за другим и больше не вставали.

Вдруг, как гром среди ясного неба, меня оглушает мощным взрывом, и я падаю на спину. Спустя несколько секунд шум в ушах рассеивается. Я вижу, как вверх поднимаются клубы дыма. И понимаю, что мертвецы всё-таки удалось прорвать нашу оборону. Гул сменился выстрелами, которые продолжали идти, как проливной дождь. Затем он внезапно закончился. Я посмотрел с карниза вниз. Движения не было. Мёртвые тела распластались на асфальте. Некоторые из них бились в припадке.

Я приказал спуститься вниз.

Там, на первом этаже, под обломками находились трупы мужчин и женщин. Куча обломков, разбитого стекла валялись на полу, продуктов.

Один из бойцов стоял над другим и оказывал медицинскую помощь. Я сразу кинулся к нему. Осколок прошил плоть в области живота, шло сильное кровотечение. Боец кричал от жуткой боли.

— Быстро, ищите аптечку!

— Слава Богу, обошлось. Ещё бы протянули несколько минут – всё, пришёл бы конец.

Я испачкался в крови бойца. Но это не имеет значения. Главное, что он жив!

Главный вход был перекрыт. Мы принялись вылезать через окно вместе с раненным. Я подбежал к автобусу, где находился боец. Выходя из кабины, он с улыбкой на лице произнёс:

— Классно повеселились, парни. Не ожидал такой встряски! Чёрт возьми, да мы просто везунчики. А Николасу повезло меньше всех. Хорошо, что никто не погиб.

Том сделал несколько шагов к раненному бойцу, чтобы получше рассмотреть его.

Прошло некоторое время с того момента. Я направляю дуло пистолета на Тома и приказываю:

— Немедленно отойди от него! Разойтись остальным в стороны!!

Никто ничего не понял. Все уставили на меня взгляд.

— В чём дело, капитан?!

— Том, ты не пойдёшь дальше с нами. Тебе придётся остаться.

В его глазах неопределённость. Он спрашивает:

— Как это я остаюсь здесь?! Что, просто взял и остался! Объясни по-человечески, в чём дело?! И убери эту чёртову пушку от меня подальше!

Затем я произнёс фразу, которая звучала, как смертный приговор:

— Ты весь искусан.

Бойцы дружно перевели взгляд на него. Он принялся осматривать своё тело. И вправду – на ногах и руках висели клочки от одежды, покрытые пятнами крови. После он поднял голову и сказал:

— И что?! Что это значит?!

— Это значит, — продолжил я, — что ты в скором времени превратишься в одного их них. Твоя гибель неизбежна. Прости, мне очень жаль.

Радость в глазах тома исчезла моментально. Она потускнела, как уголёк в костре. Судья произнёс приговор, который обжалованию не подлежит. Он молчал, а потом произнёс:

— Если это так, то я скажу напоследок. Мне было приятно работать с такой командой. Спасибо вам огромное. Извините, если что не так.

Затем он подошёл к каждому из присутствующих и на прощание пожал руку. После бойцы отправились в автобус. Я, ступая задом, не отводил от него оружия. Его лицо уже начало менять свой цвет.

— Прости за это, но так надо.

— Я понимаю тебя, капитан. Удачи!

Зайдя в салон машины, двери закрылись. Мотор заревел, и мы тронулись в путь. Обернувшись, я увидел, как Том поднял правую руку вверх. Я понял его знак и махнул головой в ответ.

Мгновенье спустя наступила тишина.

В последний раз Том видел небо над собой, заходящее за горизонт Солнце, эти улицы, дома…

— Неправильно всё это, — сказал он напоследок. – Так не должно быть.

В это же время он достал из кобуры свой пистолет. Щелчок. Надев головной убор, он отдал честь, приставил к виску дуло оружие и нажал на курок. Раздался выстрел. Тело Тома рухнуло на асфальт.

Зазвенел будильник. Время 6:30 утра.

Погода стояла прохладной, Солнце неторопливо поднималось над землёй, освещая крыши домов, парк, мокрый асфальт; его лучи пробуждали спящих птиц и насекомых, животных и людей. Ветер будто остановил свою мощь и замер на месте, некоторые цветы начинали раскрывать свои бутоны на городских лужайках. Мир просыпается. Проснулась и Валентина.

Она поднялась с постели и распушила свои красивые длинные волосы, раскинула руки в стороны и потянулась. Затем она подошла к окну и отдёрнула шторы. Свет яркого Солнца осветил комнату, заставив её зажмуриться. Она накинула халат, взяла чистое полотенце с полки и пошла в душ.

Она всегда мылась в прохладной воде. Это помогало ей быстро проснуться.

После водной процедуры Валентина готовила вкусный завтрак по всем традициям русской кухни. Разбивала – а перед этим уложила кусочек сливочного масла на раскалённую сковороду – четыре куриных яйца, прожаривая их с двух сторон. Причём так, чтобы желток оставался целым. Затем, когда яичница была почти готова, уложила несколько тонко нарезанных кусочков колбасы, чтобы они быстро могли прожариться.

Когда блюдо было готово, она посыпала его сушёным укропом и петрушкой, открывала банку морской капусты и добавляла майонез. Завтрак получается отменным и сытным, наедаешься одной тарелкой. Вкусно и полезно!

Затем она быстренько вымывала посуду, одевалась, брала свой фотоаппарат и выходила из дому.

Погода всё ещё стояла прохладная. На часах ровно 7:00 часов утра.

Она бродила по городу и фотографировала интересные пейзажи. Это были и пустые скамейки в парке, и редкие одинокие деревья, стоящие у продовольственных магазинов или высотных зданий, и редкие хмурые прохожие, и одиноко стоящие автомобили. В общем, всё то, что окружало человека в его повседневной жизни.

Но самым любопытным Валентины было снимать природные пейзажи. Поэтому каждый раз она шла загород пешим ходом и занималась своим делом.

В каждом снимке отображалась история того или иного образа. Каждый снимок, — я не побоюсь этого слова, — это маленький шедевр на все времена, в котором можно находить что-то новое, неизвестное. Её фотографии – это книга жизни.

За три часа перед работой она успевала сделать столько снимков, что редактор не успевал пересмотреть их все! Бывало, что он мог смотреть одну фотографию несколько минут! Вот что значит настоящий профессионал, мастер своего дела…

А в следующий раз я уже знал, как её зовут, потому что познакомился с ней поближе. Ведь тогда доктор Флойд устроил вечеринку, куда и пригласил Валентину. Вот так бывает в жизни.

Она не хвасталась своими достижениями, даже тогда, когда у неё об этом спрашивал какой-нибудь влиятельный человек. Конечно, для них неважно это, главное – материал. Возможно, я немного утрирую, но мне так кажется. Сколько поведал таких людей на своём веку – не пересчитать! Известно, что у них на уме.

Слава Богу, что я не из их числа. Ставлю конкретный вопрос – и получаю ответ. Ответ с улыбкой на лице. Общий язык с ней был сразу найден. Она могла говорить и ни на минуту не останавливаться. И я не уставал от её болтовни – мог слушать часами. Настолько интересно.

Даже задумался на мгновенье: «Вот ведь работа у фотографа! Ходить и снимать интересные образы – что может быть лучше?!»

После рассказа, длившегося довольно-таки долго, я поведал ей свою жизнь, совсем противоположенную услышанной. Она была полна опасностей и неприятных ситуаций. Героизм, честь, отвага, ответственность – вот главные приоритеты в моей работе. Рассказал несколько случаев из личной практики. Она слушала и восхищалась моими подвигами.

Звучала приятная романтическая музыка, официанты подходили к гостям и предлагали еду или шампанское в прозрачных фужерах на сверкающих серебряных подносах.

Время шло. Мы просидели до полуночи, после чего я с радостью предложил подвести Валентину до её дома. Она любезно согласилась.

Мы ехали по пустой дороге; свет ночных фонарей отражался в мокром асфальте, редкие автомобили встречались в пути. Разговор наш продолжался до конечной остановки. Выходя из машины, я любезно открыл переднюю дверь и помог девушки выйти.

— Благодарю! – любезно отозвалась она на мой жест вежливости.

Доведя её до двери, я с трепетом внутри решился спросить номер мобильного телефона. Она согласилась.

Поблагодарив за приятно проведённый вечер, я поцеловал её левую ладонь. Она улыбнулась и исчезла за закрывающейся дверью. Радости не было конца.

На следующий же день я позвонил Валентине и пригласил её пойти в ресторан. Она поспешила отказать мне, поскольку навалилось много работы. Однако от неё последовало предложение погулять в субботу. На что я ей ответил согласием, так как в этот день я не работал.

Договорились на 21:00 час вечера.

Я позвонил в ресторан и забронировал столик на двоих.

Я сидел на мягком стуле в ресторане ровно в установленное время. Валентины ещё не было, поэтому я, глубоко вздохнув, ждал её прихода. Немного волновался, вглядываясь в окружающую обстановку.

Некоторые столики пустовали. На них стояла большая табличка с надписью: «Заказано».

На небольшой сцене музыканты. В составе красивого чёрного рояля, гитары, бас-гитары, саксофона и ударных звучал джаз, создающий фон. Луи Армстронг, Джордж Гершвин, Клод Дебюсси, Лало Шифрин. Какие только композиции не звучали в исполнении этого ансамбля! Просто заслушаться можно. Изумительно!

Однако моё внимание отвлекла подошедшая к столику молодая девушка. Она была не слишком высокого роста, с длинными серыми волосами и приятной фигурой. И произнесла:

— Не желаете сделать заказ?!

Тонкий, почти детский голос, нисколько не портил общего сочетания с образом официантки. Я любезно ответил:

— Конечно. Благодарю вас. Но заказ я сделаю несколько позже. У меня свидание, а человек ещё не пришёл.

— Понимаю вас, сэр. Сегодня я обслуживаю ваш столик. Если что-нибудь понадобится я буду находиться за барной стойкой. Приятого вам вечера.

— Спасибо, — ответил я, кивнув головой.

Официантка оставила на столике меню и поспешно удалилась.

Играла музыка, постепенно ресторан наполнялся вновь прибывшими господами. Я оборачивался на каждое открывание консьержем двери в надежде на то, что следующим войдёт она. Но это была не она, а среднего роста человек, одетый в чёрный смокинг. Под руку его держала молодая девушка в красном платье и белыми волосами. Она была почти на голову выше своего спутника. Однако при таком странном сочетании они смотрелись превосходно.

Я развернулся и открыл меню, чтобы ознакомиться . Глаза разбегались от цветных картинок с изображением блюд и напитков. Цены не испугали меня. Только слюнки потекли.

Я так увлёкся чтением меню, что не заметил, как ко мне сзади кто-то подошёл. Нежный голос произнёс единственное слово, которое заставило повернуть голосу.

Это была она, Валентина.

Чёрт возьми, я просто потерял дар речи. Её красота буквально «загипнотизировала» моё тело. Шикарное белое платье с разрезом на левой ноге и брошью на талии с правой превосходно сочетались с моим чёрным смокингом. Её длинные кудрявые волосы свисали до плеч, великолепный макияж не портил естественной красоты лица, а только подчёркивал его.

Немного отойдя от гипнотического действия чар, я поцеловал её левую руку и помог сесть за столик. Мы сидели напротив друг друга, я не мог найти подходящих слов для начала разговора.

Со мной такое впервые. Вот на что способна красота! Я вручил ей букет роз. Она улыбнулась в ответ и сказала, положив их рядом с собой:

— Спасибо. Мне очень приятно!

Улыбка. Какая же у неё чудесная улыбка. От неё сразу становилось легко и поднималось настроение. Это помогло мне придти в себя, и я приступил к разговору.

— Как прошёл день?!

На её лице появилась улыбка. Она ответила:

-Очень хорошо. Я сделала столько отличных фотографий! Это не описать словами, нужно лицезреть.

— Обязательно взгляну на них.

На её лице вновь засияла улыбка. Чёрт возьми! Какая же она красивая! Эта сила буквально растапливала меня, как огонь холодный лёд. Затем я предложил своей спутнице открыть меню и сделать заказ.

И вдруг, к моему удивлению, Валентина предложила мне попробовать что-нибудь из русской кухни. Недолго думая, я согласился.

К нам поспешила официантка принять заказ. Я сильно удивился, когда услышал слова борщ, цыплёнок табака и водка на берёзовых барыньках. А на десерт – клубничный коктейль и пирожное.

— Спасибо за заказ. Как только всё будет готово, я вам сообщу.

И девушка скрылась за дверьми, ведущими на кухню.

А мы тем временем продолжали мило беседовать и делиться впечатлениями.

Вскоре нам принесли заказ. Роскошный запах одурманил моё сознание, красиво украшенные блюда так и хотели сказать: «Не ешьте нас». Но их участь была предопределена.

Как истинный джентльмен, я наполнил рюмки русской водкой.

— Такой есть обычай в России, — сказала Валентина. – Наполняется тара горькой, произносится тост, затем с дружным криком «ура!» они ударяются друг о друга – это называется чокаться – и содержимое выпивается. Только сильно бить не стоит – разбить можно.

Я улыбнулся и сказал:

— Очень интересные обычаи там. Откуда же ты это всё знаешь?!

— Я какое-то время жила в России. И, естественно, люди мне рассказывали про здешний быт. Я ведь туда не только по работе ездила, но и страну посмотреть, её чудесную природу и многое другое. А сейчас тост!

Я немного озадачился. Собравшись с мыслями, произношу:

— Хочу поднять рюмку за наше знакомство. Думаю, что оно не случайно. За нас.

— Ура-а-а-а! – не слишком громко произнесла спутница.

Мы стукнули рюмки друг о друга, и выпили водку. Закусили. Всё, как положено. После мы приступили к ужину.

Время шло. На небе появились маленькие белые точки, ветер прекратил своё движение, даже немного похолодало. Ночные фонари освещали тёмные улицы, дома, асфальт, спящие машины.

А в ресторане в это время звучала превосходная музыка, и в воздухе веяло прекрасной атмосферой радости и веселья.

Ведущий объявил о начале танцевального конкурса. Лучшая пара вечера получит в качестве приза карточку со скидкой 50% и подарочный набор.

— Потанцуем?! – вдруг предложила мне Валентина. Это поставило меня в затруднительное положение.

— Ну, я даже не знаю…

— Пойдём. Нельзя упускать такую возможность!

— Я не умею. В смысле, я плохо танцую, и давно это было…

— Идём, — она взяла меня за руку и потащила на танцплощадку. – Идём скорее!

Мы встали в самом центре. Помимо нас здесь находились несколько пар, желающие получить заветный приз. Я оглянулся. Наступила тишина, длившаяся несколько секунд, и музыка полилась рекой. Не знаю, что это была за композиция, но она мне очень понравилась. С первых тактов я неумело дёргался, как желе, только что вытащенное из холодильника. Но водка разошлась по телу гораздо быстрее, чем я ожидал. И она сразу дала результат. Пошло всё к чёртовой матери! Я хочу отдыхать, я хочу танцевать и веселиться!

И в это время со мной что-то произошло, меня как будто подменили. Я переступил черту и ноги сами пошли в пляс.

— Давай, Вернер, давай, — кричала сквозь шум Валентина. – Видишь, у тебя неплохо получается!

Мне и самому это приносило неизгладимое удовольствие. В меня как будто вселился дьявол и управлял моей плотью.

Поздно. Почти полночь.

Мы шли по улице, держа в руках приз, и громко кричали песни. Нам было так хорошо!

Никто и ничто не могло нам испортить его. Мы радовались, как дети. Я славно провёл этот вечер. Думаю, что Валентина осталась довольна. Поймав такси, мы доехали до её дома. Выйдя из автомобиля, я помог девушке выйти.

Доведя её до двери, нежно поцеловал руку и, сделав несколько шагов от неё, повернулся и спросил:

Она развернулась, оставив ключи в замке двери.

— Встретимся на следующей недели?!

Девушка замолчала на пару секунд, затем улыбнулась и сказала:

— Отлично. Я позвоню.

На этой счастливой ноте мы разошлись.

Работы навалилось очень много. Я бегал, как сумасшедший, с кучей бумаг из одного кабинета в другой. То подписи поставить, то материал распечатать. Совсем замотался!

А в голове все мысли только о ней – Валентине. Невольно я, работая за компьютерном, отвлекаюсь и погружаюсь в воспоминания о том вечере. Её улыбка, волосы, чистые, как голубое небо, глаза и нежные руки…

Неужели это любовь?! Самая настоящая искренняя любовь, из-за которой меня бросает то в жар, то в холод. От которой даже мрачная погода, кажется, яркой и насыщенной. От которой я не могу дышать полной грудью?!

Дай Бог, чтобы это было так.

На днях мы снова встретились.

Только теперь это был не ресторан. Мы с Валентиной решили отдохнуть на природе, устроить, так сказать, маленький пикничок.

Выбрали спокойное и тихое место на берегу озера, вдалеке от городского шума. Сюда очень редко кто приходит.

Вокруг нас разрослись целой гурьбой высокие ели и сосна. Мы развели костёр, когда Солнце скрылось за горизонтом. Много шутили, разговаривали о предстоящих делах и планах на неделю, ели и пили. А когда стемнело, сели рядом друг с другом и смотрели то на чёрное небо, где загорались далёкие звёзды, то на озеро, где спустя время отражалась восходящая Луна. В её свете утопало всё вокруг.

— Тебе не холодно?! – спросил я шёпотом Валентину.

— Да, мне немного холодно.

Я снял с себя джинсовую куртку и накрыл девушку. Позволив тем самым дотронуться до неё, я почувствовал, как по спине пробежала дрожь.

Через мгновенье я вновь задал этот вопрос, на которой она с удовольствием ответила:

— Нет, мне уже лучше. А почему ты говоришь шёпотом?!

— Тс-с-с… — сказал я, приложив к губам указательный палец правой руки. – Говори тише и не отвлекайся. Дело в том, что ты должна всё время смотреть в небо и наблюдать за звёздами. Дело в том, что каждый год, в августе месяце, на Землю падают звёзды. Вот, стоит отвлечься – упустишь это редкое явление и ничего не загадаешь. Поэтому давай не будем отвлекаться и нарушать гармонию с природой.

После мы замолчали.

Ветер изредка задевал кроны высоких деревьев, от чьих прикосновений возникал шум. Но это нисколько не мешало нам наслаждаться негой натуры.

И вдруг молнией на чёрном небе пролетела падающая звезда, оставив после себя яркую белую полосу, и исчезла в глубине мрака.

— Я увидела, — крикнула от восторга Валентина. – Я увидела падающую звезду.

— Закрой глаза и загадай желание. – Сказал я, робко улыбнувшись.

Девушка закрыла глаза и молчала несколько секунд.

И в то же самое время я позволил прикоснуться к ней…губами. Нежный поцелуй в щёчку заставил её замереть на месте, улыбка сошла с её лица.

Открыв глаза, она повернула голову и посмотрела на меня. Я осмелился спросить:

— Ты загадала желание?!

— Да, — как-то неловко ответила девушка.

— Только не говори его вслух, иначе не сбудется.

И тут на лице Валентины проскользнула улыбка и она сказала:

— Оно уже сбылось!

И наши губы соединились в нежном поцелуе.

Никто не знал, до сей поры, что человек окажется на грани истребления. Масштабы катастрофы были колоссальны, мародёры на каждом шагу то и дело грабили аптеки и продовольственные магазины. За буханку хлеба или лекарства от головной боли ты мог бы поплатиться жизнью. Каждый спасал свою шкуру как мог.

Эпидемия распространилась с невероятной скоростью.

Стоит разорвать одно звено в цепи, как она теряет свою силу и перестаёт быть единым целым. Так и произошло сегодня: магазины, аэропорты, станции метро, улицы, парки, дома – всё опустело и пришло в упадок.

На асфальте валялись куски смятой бумаги от газет и журналов, различных размеров осколки стекол и черепицы, пластика и железа.

Брошенные на дорогах автомобили спали непробудным сном, небоскрёбы, — гордые великаны, — смотрели куда-то вдаль. Солнце то скрывалось, то вновь появлялось из-за тяжёлых серых свинцовых туч, дождь часто заливал аллеи, детские площадки – всё вокруг. Становилось всё прохладнее, приближалась осень.

Я, не смотря ни на что, продолжал искать Валентину. До меня дошли слухи, что пару дней назад был обнаружен труп мужчины сильно изуродованного. Чёрный, рост тоже совпадает, но лицо сильно покусано, почти до самого основания черепа. Никаких документов при нём не нашли, одет он был в серый свитер, кроссовки и чёрные брюки. Вывод напрашивался сам собой – либо он ещё жив, либо пропал без вести.

Но что же произошло с Валентиной?! Неужели и с ней приключилась беда?! Неужели она стала одной из тех, кто подвергся воздействию ЭПИДЕМИИ?!

Пожалуйста, всё что угодно, но только ни это. Не хочу верить в то, что её больше нет рядом.

Я готов пожертвовать многим ради этой женщины. Лишь бы она дышала, только чтобы её глаза горели ярким светом, чтобы я мог крепко обнять её и поцеловать.

Где же ты, Валентина?! Подскажи мне, ветер, где искать её?! Освещай, Солнце, путь, покрытый мраком. Дай, Господь бог, мне сил…

Рецепты для начинающих: как сварить вкусный борщ

О том, как сварить вкусный борщ, знает каждая хозяйка. Другое дело, что вкладывается в понятие вкусный борщ. В каждой семье считают по-своему: для кого-то это украинский борщ с пампушками, для кого-то – зеленый, кто-то думает, что самый правильный борщ – холодный, а кто-то – обжигающе-горячий, с куском мяса и сметаной. И каждая будет думать, что именно этот простой рецепт борща – самый правильный.

Кстати, когда я попросила бывшую невестку приготовить вкусный борщ, она смутилась «А как сварить борщ ?» И я, даже не подозревая, что в этом есть какая-то трудность, наскоро рассказала ей простой рецепт борща, уточнив при этом, что борщ – это те же щи, только со свеклой.

Правда, когда мы пришли на обед, и в кастрюле вместо борща увидели странное блюдо, в котором плавали капуста, свекла и …. макароны, я поняла, что простой, в общем-то рецепт – для начинающих не так уж и прост. Мы старательно хвалили варево, чтобы не обидеть девочку, но мысль о том, что она просто поленилась заглянуть в Интернет, чтобы найти простой рецепт борща, меня не оставляла. Поэтому я решила, начиная с этой статьи, начать публиковать рецепты для начинающих кулинаров, и первым в этой рубрике будет

Простой рецепт борща

Чтобы знать, как сварить вкусный борщ, надо понимать, что вкладывает в это определение каждая конкретная семья. Я буду описывать простой рецепт борща, который мы считаем в нашей семье традиционным: с капустой, мясом и свеклой. И для того, чтобы приготовить красный борщ с мясом, нужны следующие продукты

Мясо любое, желательно, на косточке – 0,5- 1 кг

Картофель свежий – 6-8 шт.

Капуста свежая – небольшой вилок, примерно, 1 кг

Морковь свежая, средней величины – 1 шт.

Свекла свежая, средней величины – 1-2 шт.

Перец болгарский, сладкий, крупный – 1 шт.

Лук репчатый, средней величины – 1 шт.

Томатная паста – 2 ст. л.

Помидор свежий – 1 шт.

Чеснок, свежий – 1-2 зубчика

Масло подсолнечное рафинированное – для обжарки овощей

Специи: соль, сухие специи для первых блюд, лавровый лист

Майонез или сметана – по вкусу.

Этот список может быть скорректирован, в зависимости от вкусовых пристрастий и финансовых возможностей, обязательными ингредиентами здесь являются картошка, свекла, лук, морковь и капуста. Можно обойтись без мяса (и тогда это будет постный борщ), можно с легкостью обойтись без свежих помидоров, даже без томатной пасты и муки для зажарки, но вот без этих овощей красный борщ уже не может называться борщом.

Ну, что же, начнем. Итак,

Рецепты для начинающих: как сварить вкусный борщ

Кусок мяса промойте в холодной воде, срежьте с него темные, грубые пленки, если они на нем есть. Вопреки всем рецептам борща, в которых предлагают использовать для приготовления первых блюд только самые вкусные и отборные куски мяса, я считаю, что тут хозяйки выдают желаемое за действительное.

Не все из молодых семей могут позволить себе готовить исключительно из мяса высшего сорта. Как правило, они приберегают кусочки получше для вторых блюд, кидая в бульоны для супов что похуже. Главное, чтобы навар был. А навар будет с любого мяса, даже, самого негодного. Кстати, бывали в нашей семье и дни, когда вместо мяса я кидала в воду для бульона обычную шкуру, срезанную с куска мяса. Ну, знаете, под которой еще слой сала или подкожного жира? Так вот, вкус борща не страдал нисколько. Хотя, может, конечно, потому, что в нашей семье в принципе не слишком любят вареное мясо. Но, мы-то говорим о борще, а не о вареном мясе! А его вкус от качества мяса зависит мало.

Разумеется, если есть возможность готовить из первосортного мяса, пренебрегать этой возможностью не стоит.

Ну, я немного отвлеклась. Продолжим. Кусок мяса залить холодной водой и поставить кастрюлю на огонь. Количество воды – абсолютно неважно, но, в любом случае, она должна полностью покрыть мясо. Это зависит от того, какой степени жирности должен быть борщ. Кто-то любит, чтобы борщ был жирным, кто-то любит более постный, опять же, о калориях печется. Будем считать, что на кусок мяса в 1 кг вполне достаточно воды 2-2,5 литра. То есть, берите кастрюлю на 3-4 литра, чтобы уместить все содержимое. Пока вода не закипела, займитесь подготовкой овощей.

Нашинкуйте капусту, почистите лук, морковь, свеклу, очистите перец от семян, вынув из него середину с плодоножкой. Картошку пока не трогайте, еще рано. Иначе она почернеет и высохнет, и борщ получится невкусным.

После того, как вода закипела, снимите шумовкой накипь, убавьте огонь под кастрюлей. Чтобы снять всю накипь, кастрюлю надо отодвинуть немного в сторону от центра конфорки, чтобы накипь образовывалась только с одной стороны. После того, как новой накипи образовываться не будет, можно чистой салфеткой аккуратно снять ее и со стенок кастрюли.

Снимите ложкой плавающие сверху в бульоне желтые пятна жира, и слейте их в чистую тарелку, чтобы жир не переварился и не «омылился», то есть, был вкусным, ароматным и не похож по вкусу на мыло. Он нам еще пригодится. Время от времени повторяйте эту процедуру.

Посолите бульон. Учтите, что при варке вода немного выкипит, поэтому, солите чуть-чуть меньше, немного не досаливая. Накройте кастрюлю крышкой, чтобы «покипывало», и забудьте про борщ примерно на час, в зависимости от сорта и возраста мяса. Говядина и баранина варится чуть дольше, а для борща со свининой и 35-40 минут хватит.

А вот теперь и начинается, собственно, приготовление и ответ на вопрос, как приготовить вкусный борщ. И простой рецепт борща начинается с приготовления овощной заправки.

Почистите картошку, помойте ее, удалите все глазки и порежьте ее кусочками, не слишком крупно, но и особо мельчить не надо. Тем более, что многие уже в тарелке разминают картошку ложкой. Запустите картошку в бульон, вновь доведите его до кипения и, пока картошка варится, нашинкуйте капусту. Опустите и ее в кастрюлю.

Нашинкуйте лук и оставшиеся овощи. Налейте на сковороду масло и, когда оно разогреется, положите лук на сковороду и слегка его обжарьте, помешивая. Туда же положите порезанный тонкой стружкой перец и помидор, порезанный кусочками, затем – натертую на крупной терке морковь и, в последнюю очередь, свеклу. Перемешайте все это, и накройте сковороду крышкой – пусть немного потушится.

В банку или кружку положите томатную пасту, муку, хорошенько размешайте и разведите холодной водой, интенсивно перемешивая, чтобы не было комков. Снимите крышку со сковороды и влейте туда при интенсивном перемешивании томатную пасту с мукой. Продолжайте мешать содержимое сковороды, пока цвет томатной пасты не изменится и не приобретет более яркий оттенок. Все, заправка готова! Еще немного, и вкусный борщ будет готов!

Теперь перелейте в кастрюлю все, что есть на сковороде. Осторожно, не обожгитесь! Перемешайте борщ, и влейте в него жир, который дожидается на тарелке. Положите специи.

Я использую универсальную сушеную приправу «Эстетика вкуса», содержащую, кроме лука и моркови, паприку, сельдерей, карри, красный перец и петрушку. Вы можете использовать любую другую, или класть специи по отдельности – главное, чтобы без всяких усилителей вкуса, глютамата натрия и прочей химии.

Кстати, у кого есть подсобные хозяйства, можно заготовить стебли укропа и корешки петрушки и сельдерея. Я раньше так и делала. Собирала из этих сушеных палок небольшую вязанку, крепко перевязывала ниткой и опускала минут на 20 в почти готовый борщ. Потом, естественно, эту вязанку за нитку и вынимала, чтобы она не мешалась и не портила внешний вид борща в кастрюле.

И – последний штрих. За 5 минут до того, как собираетесь выключить борщ, положите в него 1-2 зубчика чеснока. Кто не любит слишком острый вкус, зубчики от кожицы не очищайте, только обрежьте с двух сторон кончики, чтобы вытекал сок и аромат. А можно порезать чеснок очень меленько или размельчить чеснокодавилкой. Я, кстати, так и делаю. Осталось только положить лаврушку (2-3 листика), и выключить огонь под нашим кулинарным шедевром.

Пока борщ настаивается минут 10-20, нарежьте зелень, приготовьте сметану или майонез, накройте на стол. А потом зовите обедать. И не забудьте объявить, что теперь знаете, как сварить вкусный борщ, а этот простой рецепт борща положите в закладки, под общим заголовком Рецепты для начинающих, потому что их будет еще у меня достаточно много. С голоду семья не умрет!

Текст песни Грибы — Копы

Смотреть видео клип:

Премьера песни «Грибы — Копы» состоялась — 11 сентября 2016 года.

Homie, да ты шо гонишь, смотри как я тебя щас ушатаю.

Пойдешь без бабосика до дому.

Ой, мальчик, перестань.

Кого ты там ушатаешь?

Щас твое любимое число 6 выпадет.

You never know. You never know.

Молодые персонажи я извеняюсь

А вы не подскажите, где я могу найти грибы?

Никогда не слышал!

Ты знаешь? Я знаю. В лесу поищи.

Только если будешь хавать.

Хи-хи-хи, очень смешно.

Дядя, шо ты тут пришел, распрашиваешь?

Да за км же видно шо ты лягавый.

Никто с тобой базарить не будет.

Ну раз вы не хотите по хорошему, тогда прийдется.

Стоять! Не двигаться!

Полиция западного побережья.

Oh shit! Я побіг.

Верни мой доллар

Я сказал:»ноги за голову, паршивец»

Я тебе шо, йог, ноги за голову?

Мыкола я його прыйняв.

Я знаю ты знаешь, где грибы.

За шо вы нас так не любите, легавые?

Это каменый город, где все по дефолту

Наш звук называй самым низко-частотным.

Тут в приоритете снести твою голову.

Ненавидят соседи нас, пока на битах зашкаливает приторный бас.

Это принципиально нету времени спать.

Руки в воздух летят только здесь и сейчас.

Не перебивай! Не перебивай!

Пусть стены дрожат и трещат по швам.

Это back in the days, где тебе в самый раз.

Нас ненавидят копы.

Значит — мы наваливаем басс. (копы так не любят нас)

Мы наваливаем басс.(копы так не любят нас)

Мы никому не даем спать.

Наш shit, в ушах у копов трещит.

Это вкусно, как для укропа борщи.

Это быстро как для блогера 3g.

Это слишком высоко, как для гнома джип.

Не кидай нас на этажи.

Мы спасение для лузера, как будто бы джин

(это grebz? Это grebz?)

У нас тут снова дожди. (копы так не любят нас)

Пока к нам копы ломятся в дверь.

Здесь самый-самый темный свет фонарей.

Здесь самый-самый громкий звук для людей.

Мало места, мне нужен воздух и басс.

Чтобы подорвать все, как в последний раз.

Здесь не видно глаз, здесь не видно глаз.

Нас ненавидят копы значит.

Мы наваливаем басс. (копы так не любят нас)

Мы наваливаем басс. (копы так не любят нас)